COVID19, или о хрупкости современного мира

Итак, в 2019-2020 году мир столкнулся с, пожалуй, самой серьезной эпидемией за последние десятилетия (коронавирус уже значительно обогнал по всем показателям и «птичий», и «свиной» грипп).

COVID-19(аббревиатура от англ. COrona VIrus Disease 2019), ранее коронавирусная инфекция 2019-nCoV — потенциально тяжёлая острая респираторная инфекция, вызываемая одним из видов коронавирусов (если быть точным — SARS-CoV-2). Коронавирусы (известно более 40 видов) получили свое название из-за шиповидных отростков, действительно напоминающих солнечную корону. Именно с помощью этих отростков вирусы проникают в клетки организма, в результате чего последние погибают.

Насколько действительно опасна инфекция, вызываемая COVID-19?

На самом деле опасна, и результат определяется прежде всего состоянием имунной системы организма (именно поэтому больше всего рискуют пожилые люди). Болезнь может протекать как в легкой форме (в виде обычного ОРВИ), так и в тяжелой с основным осложнением в виде вирусной пневмонии, к свою очередь приводящую к дыхательной недостаточности с прямым риском смерти.

Не очень хочется публиковать всякие страшилки, но пораженные COVID-19 ткани легких выглядят примерно так (зеленые точки=инфицированные клетки):

Как распространяется вирус?

Воздушно-капельным путём через вдыхание распылённых в воздухе в процессе кашля или чихания капель с вирусом, а также через попадание вируса на поверхности с последующим занесением в глаза, нос или рот.

Есть ли люди, исходно устойчивые к заражению?

Нет, т.к. это вирус нового типа, и ни у кого нет ранее приобретенного иммунитета. Важно отметить, что в группе риска — прежде всего пожилые люди (из-за общей возрастной слабости имунной системы): так, почти 80% умерших — люди в возрасте 60 лет и старше. Также вирус опасен для малышей по той же причине, а молодые люди (~15-35 лет) в основном переносят инфекцию как обычное ОРВИ или нетяжелую форму пневмонии.

Как лечить эту гадость? 

Основная неприятность в том, что лечить-то ее в сущности нечем. Прежде всего из-за новизны вируса каких-либо специфических противовирусных средств пока нет. Лечение в основном сводится к приему:

  • иммуномодулирующих средств, т.е. препаратов, стимулирующих собственную имунную систему организма (например, Арбидол или Цитовир-3. Кагоцел лучше не надо)
  • лошадиных доз парацетамола
  • разных антибиотиков как способа борьбы с инфекцией, вызываемой вирусом (но не самим вирусом! антибиотики на вирусы не действуют).

Если болезнь развивается по самому худшему сценарию и поражаются легкие, может потребоваться искусственная вентиляция легких ( с помощью дорогостоящих аппаратов: один аппарат ИВЛ стоит около 1,5 млн.руб.). Само по себе это ничего не гарантирует, но помогает продлить жизнь и соотв. дать организму шанс все-таки вылезти.

Какие средства профилактики?

Вирус (хоть это в нем хорошо) малоустойчив, например, к нагреву. Считается, что при температуре окружающей среды +33 он гибнет в течение 16 часов — в связи с этим страны, пораженные эпидемией (хотя сегодня он диагностирован везде, кроме Антарктиды),  с надеждой ждут лета. Жителям Питера лето соотв. вряд ли поможет:(
Также его успешно убивает этанол (если принимать внутрь — эффективность будет много ниже), поэтому все антисептические гели/жидкости на его основе.
Мыть руки тоже всячески рекомендуется — вирус смывается механически.
Ультрафиолет его также успешно губит и т.д.

Что с общей статистикой заболевших/выздоровевших?

А вот тут все непросто. Данные публикуются по всем странам (кроме Северной Кореи, вот уж кто и так был на карантине), но их достоверность зависит от массы факторов. Прежде всего, чтобы оценить процент поправившихся/нет, надо, чтобы эпидемия существенно пошла на спад — тогда можно пренебречь числом вновь заболевающих. Такая ситуация налицо прежде всего в китайской провинции Хубэй (откуда, собственно, зло и распространилось по миру): на 24.3.2020 там практически нет новых больных (ура), всего переболело 67801 чел, умерло 3160, поправилось 60324, продолжают болеть 4317. Соотв., смертность составила 4,64%, и эти данные  (~4,5% летальных исходов) сейчас берутся ВОЗ как «средние по болезни».

Между тем 2 наиболее страдающие сегодня от пандемии европейские страны — Италия (№1) и Испания (№2) показывают уровень смертности около 10% (!), там сегодня умирает более 700 человек в день RIP :(. Такой высокий уровень смертности объясняется, по-видимому, прежде всего тем же фактором — по-прежнему высоко число людей, заболевающих каждый день (хотя в наиболее пострадавших областях Италии уже налицо тенденция спада этого показателя).

В целом: по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), на вечер 24 марта число зараженных новым коронавирусом в мире превысило 370 тыс. Согласно актуальным данным университета Джонса Хопкинса, число зараженных — 422 тыс., 108,5 тыс. человек выздоровели. Лидером по количеству подтвержденных случаев, по данным университета Джонса Хопкинса, остается материковый Китай (81 591), на втором месте — Италия (69 176), на третьем — США (55 148). Больше всего погибших от коронавируса в Италии (6820), Китае (3281) и Испании (2991).

А как выглядит изнутри ситуация в той же Италии?

С карантином все понятно — он предельно жесткий (хотя Великобритания, видимо, поставит рекорд жесткости, об этом ниже), все закрыто и отменено, за нарушение режима самоизоляции про подтвержденном диагнозе можно схлопотать до 2 тыс. евро штрафа/5 лет тюрьмы (!!). А чтобы хоть немного почувствовать, что это такое — 700 погибших/день, вот целиком интервью, которое корреспонденты  Радио Свобода/Радио Свободная Европа взяли у Ярославы Вишневской, медсестры реанимационного отделения больницы Humanitas Gavazzeni в итальянском Бергамо, одном из городов, которого эпидемия коснулась сильнее всего. Как и многие другие врачи в Италии, Вишневская сама заразилась коронавирусом от одного из пациентов и сейчас находится на домашнем карантине со своей семьей, все члены которой также болеют. Интервью дополнительно ценно тем, что говорит медик, что этот медик уже почти перенес вирус и что ( в конце текста) расписано, КАК надо обращаться с вещами и продуктами в таких адских условиях.

«Мы с первого дня знали, что заражение неизбежно»

– Первые симптомы болезни я почувствовала 8 марта. Была сильная слабость в теле, на следующий день температура 38,3. Я предупредила на работе, но сказали выходить. Когда я пришла в больницу (при входе и выходе нам меряют температуру), у меня было 38,7. Меня сразу отправили в отделение скорой помощи и прокапали.

– У вас взяли пробу на наличие коронавируса?

– Нам не делают анализ, это даже не обсуждается. В реанимации все переболеют, это очевидно, нас предупредили, и мы это осознаем. Пробу берут, когда есть подозрение.

– Возможную тяжелую простуду исключают априори?

– Это может быть простуда, но мы уже три недели до этого работали с больными COVID-19. Мы с первого дня знали, что заражение неизбежно, потому что мы на такой работе. Некуда деваться. Конечно, принимали меры безопасности, надевали защитные скафандры, шапочки, маски. Заражения невозможно избежать. Просто неизвестно, когда и кого из нас в больнице это настигнет, это зависит от иммунной системы каждого.

– Как вас лечили?

– Мне сбивали температуру и прокапали мощную дозу антибиотиков. День меня держали в больнице и вечером сказали идти домой лечиться, потому что тогда уже мест в больнице не было, больные лежали в коридорах. Тем более, поскольку у меня не было тяжелых проблем с дыханием, в таком состоянии желательно лечиться дома, мне не нужны были аппараты для дыхательной поддержки.

– Как проходит лечение дома на карантине?

– Чтобы сбить температуру, каждые шесть часов пью парацетамол, кроме этого, мне выписали антибиотик на 10 дней. Температуры уже нет, я чувствую себя лучше. Первый раз вышла на улицу 19 марта, чтобы купить продукты и лекарства для мужа. Он уже неделю лежит с температурой 38,7, никак не можем ее сбить. У него тоже вирус.

– У него брали пробу?

– Нет. Очевидно, что если у меня был вирус, значит, и он заразился, я с первого дня всех предупредила в семье. Младший 19-летний сын также дома с более низкой температурой. Люди помоложе и с крепкой иммунной системой легче переносят вирус, люди постарше – сложнее, как и все другие болезни. Мой 48-летний муж никогда особо не болел, а сейчас совсем слег, для него это почти трагедия.

«Первые дни мы были без масок»

– Как вы оцениваете уровень подготовки и защиты медперсонала в условиях эпидемии?

– Сначала никто особо не принимал во внимание советы китайских врачей. Мы видели фотографии, думали, что рано или поздно это дойдет до нас, но полного осознания опасности не было. Никто не был готов к такой чрезвычайной ситуации. Мы не знали, как правильно обращаться с такими больными. Ежедневно из дирекции нам сообщали новые указания по поводу того, как действовать, как одеваться. Первые дни мы были без очков, без масок и других защитных аксессуаров, потом сказали обязательно защищать глаза, лицо, голову и шею.

Коллеги Ярославы Вишневской, медики из Бергамо
Коллеги Ярославы Вишневской, медики из Бергамо

– Защитной одежды и оборудования хватало?

– Да, здесь всего было достаточно. Все это одежда для врачей, которая ранее использовалась только в операционной. Материалов сначала тоже хватало. Но все это не было рассчитано на большое количество пациентов, которые начали поступать потом. Где-то в середине февраля к нам попал первый больной, затем постепенно количество пациентов стало увеличиваться.

Бум начался 3 марта. В ту ночь я была на смене, и когда вернулась домой, то впервые плакала, хотя я уже 8 лет работаю в реанимации. У меня и сейчас слезы на глазах. Такое было впечатление, что здесь взорвалось что-то страшное. Каждые 10 минут разрывался телефон: куда бежать, кого подключать к аппарату искусственного дыхания, кого спасать. В переполненных отделениях мы не успевали уделять внимание больным. Все было очень быстро. В первые дни мы слышали, что у нас трое больных, потом их было уже 30, на следующий день – 60. Мы хватались за голову, не знали, как справляться.

3 марта была ужасная ночь, не знаю, чем это объяснить. Когда мы закончили смену, не могли говорить. Просто тупо смотрели друг на друга. Это была ужасная ночь. Мы не успевали подключать людей к аппаратам, которых уже не хватало, не знали, что делать с людьми, которые задыхались на глазах. Можно с помощью «груши» временно вручную качать кислород, но потом пациента надо подключить к аппарату, а свободного нет. Впоследствии мы разделили инфицированных и неинфицированных пациентов. Медицинскую аппаратуру нельзя было переносить, поэтому мы перемещали больных с одного этажа на другой.

Пациенты с коронавирусом в больнице итальянского города Кремона
Пациенты с коронавирусом в больнице итальянского города Кремона

«Меня поражали глаза пациентов, которые задыхались»

– Что говорят коллеги, какова сейчас ситуация в больнице?

– Ужасная. Облегчения нет. Количество больных увеличивается. Каждые 10–15 минут прибывают скорые с тяжелыми больными. Еще до этого в отделении скорой нервничающие люди сидели и ждали обследования, а врачи выходили к ним и говорили: поймите, мы не имеем возможности принимать новых пациентов. Потом уже не стало и свободных мест для подключения к кислородным аппаратам. Клали в постель пациенту баллон с кислородом и пожилых людей оставляли в коридоре, уж сколько протянет… К сожалению.

– Что во время этих тяжелых дней поразило вас больше всего?

– Я привыкла к работе в операционной, где есть случаи с открытыми грудными клетками или брюшной полостью. Это на меня не производило впечатления, я все переносила нормально. Но такое, чтобы меня заставить заплакать… Меня поражали глаза пациентов, которые задыхались, нуждались в спасении, а ты не успеваешь им помочь. Такого никогда не было даже во время экстремальных случаев в реанимации.

– По вашим наблюдениям, среди тяжелых больных действительно подавляющее большинство пожилых людей?

– Да, процентов 70 – это люди пожилого возраста. Они очень уязвимы. У многих почечная недостаточность или другие патологии сердца или печени. Они физически не вытягивают, у них очень слабая иммунная система. Мой муж еще не такой старый, ему 48 лет, и даже у него мы уже седьмой день не можем сбить температуру, постоянно находимся на связи с врачом. В больницу не берут, пока не задыхаешься.

– Есть случаи, когда врачи выбирают, кого спасать, а кого уже нет?

– Они обязаны принимать всех, врачи скорой дома спрашивают, хочешь ли ехать в больницу. Если врач оценивает состояние пациента тяжелым и это пожилой возраст, его тупо подключают к аппарату, но… сколько он протянет? Люди умирают как мухи, извините. На больницу за день по 30–40 мертвых. У нас в Бергамо четыре больницы. Вчера (19 марта. – Прим. РС) 475 умерших в городе. Колонны военных машин вывозят тела в другие города, потому что у нас нет места на кладбищах и в крематориях.

Колонна военных грузовиков в центре Бергамо
Колонна военных грузовиков в центре Бергамо

«В Германии еще все впереди»

– Вы, как специалист, нашли для себя объяснение, почему именно в Италии такой рекордный уровень смертности от вируса и почему вообще он так быстро здесь распространился?

– Мое личное объяснение такое, хотя точной причины пока никто не скажет: Ломбардия – промышленно активный регион, здесь живут состоятельные люди, которые много путешествуют в отпусках и по работе, поэтому этот вирус так быстро попал сюда и стремительно распространился. А сами люди, к сожалению, сначала не воспринимали это все серьезно, как сейчас и в Украине. Я вижу в социальных сетях, как люди в Украине ходят на шашлыки, автобусы полные, на рынках много людей.

– Одной из причин называют неготовность системы здравоохранения оперативно отреагировать на новую угрозу.

– Это тоже. Нас предупреждали в больнице, что может прийти пандемия и мы можем не справиться. Мы понимали понемногу, но думали, ну, как-то это будет. За пару дней привыкаешь, надо выставлять «стену» перед собой, чтобы держаться.

– Влияет ли на итальянский феномен большой процент пожилого населения в стране? В Германии, которая после Италии в ЕС идет на втором месте по числу пожилых людей, умерших пока относительно немного.

– Подождите, в Германии еще все впереди. Есть еще важный вопрос дисциплины. Когда сказали сидеть дома, а люди не слушают. Вирус переносится мгновенно даже через прикосновение руками. Я вчера была в магазине, нас запускали по очереди, но заходили покупатели и в масках, и без масок. Зашли три человека, и один из них закашлялся над овощами – меня как будто током пронзило. Я раскричалась, и людей без масок выгнали из магазина.

– Сначала говорили, что маски должны носить только больные, здоровым она ни к чему, достаточно соблюдать безопасное расстояние. Теперь же говорят, что маски нужны всем.

– Маска необходима для всех, обязательно. Я вам рассказала пример из магазина: ты не знаешь, где ты вдруг кашлянешь, где кто-то чихнет случайно рядом с тобой. Вирусные микробы тяжелые, они падают на землю, но могут упасть на одежду, на сумку. Из-за дефицита масок паниковать не надо. Делайте их сами из ткани, вырезайте дырки для ушей и носите, когда выходите из дома. Это не защитит вас от коронавируса, но защитит от других бактерий, которые смогут осложнить проблемы со здоровьем в случае заражения. Людям, к сожалению, не объясняют, как правильно носить маску. Ее не следует трогать руками возле носа и рта, если нужно поправить, то берите там, где уши.

Простые хирургические маски следует пропаривать утюгом. Распространенная ошибка, когда маску поправляют грязными одноразовыми перчатками. Перчатки следует менять часто. Взял товары в магазине в перчатках, затем снимаешь их и чистыми руками берешь кошелек. Я не беру деньги руками у продавщицы, а она мне кладет сдачу в кошелек. Несколько дней я не буду трогать кошелек, и бактерии умрут. Все, что я покупаю, обрабатываю дома дезинфицирующим средством.

– В Италии много акций в поддержку медперсонала, вас называют героями. Что вы об этом думаете?

– Мы действительно в непростой ситуации, медики делают очень много, многие наши коллеги инфицированы, есть умершие. Я не чувствую героизма. В среду я выйду на работу и четко понимаю, что опять лезу в ад. При этом на работу меня тянет, я не могу бежать, как крыса с корабля.»

Сюрреализм. Вчера еще живой и активный, а сегодня пустой город в 80 км от Милана, десятки умирающих каждый день, ночная развозка трупов военными грузовиками — но люди продолжают жить и бороться. Тем более, это все равно жизнерадостные итальянцы — по общему настроению, нация сплотилась и Forza Italia! Все нормальные люди в мире должны:

  1. сопереживать
  2. делать выводы и спокойно готовиться к худшему. Потому что беспокойная подготовка (еще хуже — ее отсутствие) сделает худшее еще худшим.

Так что там с Британией?

Британия закрывается на 3 недели (пока) от слова СОВСЕМ. Вот официальный текст (BBC): «Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон в своем обращении к согражданам объявил о введении новых мер для борьбы с эпидемией коронавируса:

Начиная с вечера понедельника(24/3/20) выходить из дома разрешено только для похода в магазин за продуктами и товарами первой необходимости, физических упражнений (не чаще раза в день, в одиночестве или с членами семьи), по медицинской необходимости или для поездок на работу, которая признана жизненно необходимой. Собираться в общественных местах группами более двух человек запрещается, исключение будет сделано для членов семьи.

Магазины, за исключением тех, где продаются продукты и товары первой необходимости, будут закрыты, как и спортивные и детские площадки, а также религиозные учреждения. Отменяются церемонии, в том числе свадьбы и крещения, исключение составляют похороны.

Следить за исполнением карантинных мер будет полиция, нарушителей будут штрафовать.

Британский премьер отметил, что ограничительные меры вводятся на три недели, и заверил, что правительство будет следить за ситуацией и смягчит ограничения, если эпидемиологическая обстановка улучшится».

Т.е. это не каникулы на 3 недели — это чистой воды карантин всей страны. И это при том, что пока в Великобритании умерло «всего» 430 человек. Серьезный подход, ничего не скажешь.

А что в России-то?

Официальные данные и победные реляции всевозможных чиновников можно круглосуточно наблюдать по телевизору, это неинтересно. Пока речь идет о 840 заболевших ВСЕГО (по всей стране), 2 смертях, 39 выздоровевших и 799 болеющих, это официальные данные на 26. Учитывая 140-миллионное население, колоссальную географию и  явно запаздывающую «карантинизацию» (чего стоит, например, тот факт, что туристические группы из Китая перестали принимать только 29.1.20, т.е. через 2 дня после того, как их сам Китай перестал выпускать), массовая эпидемия нас не минует. Последние меры руководства страны указывают на то, что к этой перспективе отношение весьма серьезное.

Самое тревожное, на самом деле — это слабая материально-техническая база российских больниц и стационаров (во многих региональных больницах аппаратов ИВЛ ВООБЩЕ нет, в большинстве — всего несколько штук), общая нехватка медицинского персонала, острый недостаток современных средств индивидуальной защиты и т.п. отечественные реалии. Если уж в обеспеченной Европе такие проблемы, то чего ждать от нашего Минздрава?..

Отдельно хочется выделить катастрофическую ситуацию с тестированием (а именно своевременное тестирование = единственный способ как можно раньше обнаружить болезнь и начать лечение!): по свидетельству и врачей, и даже (кто посмелеее) чиновников, самих тестов во многих регионах НЕТ или ПОЧТИ НЕТ. И  -уже притча во языцех — чисто российская, печально-анекдотическая ситуация, когда на огромную страну расшифровка тестов до последнего времени проводилась только в одном (!!) месте — НИИ «Вектор» в Новосибирске.

Как будет себя вести власть в такой ситуации (в смысле информирования населения и вообще PR)? Есть реальные опасение, что будет применен старый недобрый принцип «нет статистики — нет проблемы», а именно: СМИ будут обнародовать сильно заниженные цифры (ну чтобы не создавать панику), а реальные показатели засекретят. Врачам и чиновникам запретят их озвучивать, на излишне ретивые СМИ напустят какой-нибудь Роскомнадзор — ну и ладушки. На руку такому подходу может сыграть то, что умирающих от осложнений COVID19 людей легко списать на тяжелую форму пневмонии — собственно, прежде всего от нее и умирают. А вспышка смертности от пневмонии — это уже как бы не эпидемия…

Думаете — клевещем на власти и нагоняем мрачности? На самом деле, жизнь скоро все покажет сама, но самое главное — помнить, что в России спасение утопающих — дело рук самих утопающих, а значит — гигиена, четкое выполнение карантинных мер, на улицу — в маске ( которую можно вырезать например из обычных целлюлозных салфеток), при первых признаках простуды — домой и вызывать врача, и — главное! — БЕЗ ПАНИКИ.

А что мировая экономика?

Мировая экономика на фоне пандемии в полной мере показала, насколько она глобализирована и чувствительна к любым существенным сбоям в общей системе. Пандеми нанесла сокрушительный удар прежде всего по мировой финансовой системе, последствия которого мир будет расхлебывать еще долго.

Эпидемия началась в «мастерской мира» — Китае. Китайское правительство приняло беспрецедентные в своей истории меры по изоляции пострадавших регионов, что вызвало, в частности, массовую остановку предприятий.

В начале пандемия оказывала локальное влияние на фондовые биржи Китая, где с 21 января 2020 года начали снижаться объёмы торгов. Но уже 27 января, на фоне роста числа заболевших, падение затронуло  и европейские биржи.

Дальнейшее развитие событий привело к глобальному обвалу  фондового рынка, который начался 20 февраля 2020 года. Основные индексы американского фондового рынка — промышленный индекс Доу-Джонса, индекс S&P 500 (суммарная стоимость 500 крупнейших предприятий) и индекс высокотехнологиных предприятий NASDAQ-100 упали 27 февраля в одну из худших торговых недель после финансового кризиса 2007-2008 гг.   Рынки в течение следующей недели стали чрезвычайно волатильными, с колебаниями в 3 % или более за ежедневную сессию. 9 марта все три индекса Уолл-стрит упали более чем на 7 %, и большинство мировых рынков сообщили о снижении деловой активности, главным образом в ответ на ценовую войну на нефтяном рынке между Россией и Саудовской Аравией. Падение получило название «Черный понедельник»и было признано худшим падением со времён Великой рецессии в 2008 году. Через три дня после Чёрного понедельника произошло ещё одно падение — «Черный четверг» когда акции по всей Европе и Северной Америке упали более чем на 9 %.

В общем, микроскопические шарики с жгутиками буквально торпедировали мировой финансовый рынок. Карантин, прекращение авиаперевозок и туризма, массовое закрытие прежде всего малых и средних предприятий, перекрытие границ — и готово, на мировых биржах паника, индексы падают и т.д. и т.п. При этом, несмотря на обвал американского фондового рынка, в ситуациях мировой нестабильности инвесторы традиционно вынимают деньги из высокодоходных, но рисковых развивающихся рынков и «уходят» в золото и американский доллар.

Что на этом фоне с российской экономикой?

Очень скверно. Кроме указанного выше ускоренного бегства иностранных капиталов с российского рынка, отечественная экономика в последние 2 месяца пережила обвал рубля как прямое следствие обвала цен на нефть (а российская валюта является нефтезависимой величиной, и ничего с этим не поделать): стоимость барреля опускалась до 24$ (а ведь еще недавно была больше 60…) и доллар соотв. взлетел до ~80 руб.

Почему так упала цена на нефть? Общая причина та же: глобальное падение экономической активности из-за пандемии + жару поддала ценовая война между Россией и Саудовской Аравией — обе страны в условиях падения спроса отказалиcь снижать добычу (и тем самым терять последних покупателей). В этой ситуации больше страдает Россия — во-первых, из-за нефтезависимого бюджета (почти 55% доходов), во-вторых — из-за значительно более высокой себестоимости добычи, чем у саудитов. К слову — российский бюджет на 2020 сверстан исходя из цены 42 долл/баррель, и Правительство уже было вынуждено его урезать (секвестировать).

Обвал рубля — это прежде всего подорожание товаров и услуг (которое уже началось — так, новые автомобили уже подорожали на 8-10%). Что будет с рублем дальше — неизвестно, хотя, скорее всего, власти не допустят совсем катастрофических сценариев — деньги для этого у них есть, в государственной «кубышке» сегодня почти 8 трлн. руб.

Теперь о самом насущном — о страховании. Как отреагирует российский страховой рынок на пандемию?

Российский страховой рынок — часть российской экономики, и он несет общие риски. Уже понятно, что его в этом году ждет прежде всего падение спроса (а следовательно, продаж): доходы людей прежде всего в малом и среднем бизнесе уже страдают из-за карантина и ограничений, вызванных эпидемией (которая, опять таки, еще только начинается…).

Стоимость запчастей и ремонта из-за обвала рубля вырастет, а значит вырастут расходы страховщиков на выплаты по автострахованию. Соотв., им придется повышать тарифы, но это повышение противоречит вышеуказанному падению доходов граждан…короче, как-то все НЕВЕСЕЛО.

Какие риски, связанные с COVID19, сегодня покрываются в России и кем?

  1. В покрытие по ДМС риск заболевания коронавирусом не входит — это дело ОМС. В рамках ДМС можно (и нужно) при обнаружении симптомов вызвать врача на дом, а он уже даст направление в систему ОМС.
  2. Некоторые компании (сейчас это «Альфастрахование» и небольшая компания «АрсеналЪ) уже предложили продукт, в котором заболевание COVID19 признается страховым событием и заболевший страхователь получает деньги, т.е. это фактически НС. В «Альфе» (программа «Коронавирус.НЕТ») стоимость полиса составляет от 2 до 10 тыс., страховая сумма  — 1 млн. При подтверждении диагноза компенсация составит 10, 50 или 100 тыс. в зависимости от выбранной программы. 1млн. выплачивается при смертельном исходе. Необходимо отметить, что обе компании реализуют продукт практически только через банковский канал продаж — «Альфабанк» и банк «Восточный» соотв.

А можно ли как-то по-другому взглянуть на всю эту коронавирусную мрачность в страховой работе? Извлечь, так сказать, психологическую выгоду из складывающейся ситуации?

Не можно, а нужно!В любой ситуации помним главное — «РЕСО=БЕСТ» и смотрим на происходящее именно под этим ПРАВИЛЬНЫМ углом зрения:

Да, российский страховой рынок в 2020 ждут трудные времена. Но в трудные времена выживают сильнейшие компании, которые обладают достаточными резервами и в состоянии перестроиться должным образом ответить на новые вызовы. Малые и средние компании-ритейлеры, полагаем, не смогут конкурировать с крупнейшими компаниями и можно ожидать их массовый уход в этом году. Соотв., киты страхового рынка получат преимущества, и РЕСО-Гарантия, имеющая достаточный финансовый запас прочности и лучшую в стране агентскую сеть, выглядит особенно привлекательно. Поэтому, страхование в РЕСО в «инфицированном» 2020-м — ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР!

 

Ваша заявка успешно
отправлена !

Ваша заявка успешно
отправлена!

Вы успешно
подписаны!

Напишите свой вопрос

Эта форма доступна только для зарегистрированных пользователей.

Регистрация

Заголовок